Сегодня увидеть роскошный интерьер старинных бань могут все посетители ресторана «Серебряный век» на Театральном проезде (д.3 стр. 3). Во дворе, между зданиями Министерства Транспорта и МЧС РФ, стоят два сохранившихся трехэтажных корпуса Центральных бань — западный (левый) и восточный (правый). За весьма доступные цены здесь можно отведать всевозможные яства, и заодно пройтись по бывшим помещениям знаменитых прежде Хлудовских или Центральных бань, которые занимали негласное второе место после Сандунов, а некоторые даже считали их лучшими в Москве. Включите воображение и представьте, как вплоть до начала 1990-х годов там мылись и поправляли свое здоровье москвичи. Баня была прежде местом необходимым – в подавляющем большинстве старых жилых домов вплоть до 1970-х годов не было ванных комнат, поэтому помыться можно было только в бане! Желающие узнать и посмотреть одновременно, могут посетить нашу полную экскурсию по бывшим баням «Серебряный век в роскошных банных залах«.  А для читателей и посетителей ресторана нижеследующая история…

Создатель бань. На закате своей жизни Герасим Иванович Хлудов, крупнейший текстильный фабрикант, купец 1-ой гильдии и коллекционер картин, решил всерьез заняться банным делом и переплюнуть в этом знаменитые Сандуны. В 1878 году он покупает землю для строительства, которая принадлежала грузинским царевичам. Вначале, бани официально назывались «Русско-китайские» (китайские потому, что располагались вблизи Китайгородской стены), но вскоре после официального открытия Хлудовы переименовали их в Центральные. Однако москвичи, полюбившие их, стали называть бани по владельцам, Хлудовскими.

Герасим Иванович Хлудов

В 1881 г. заработали первые банные корпуса. Но Г.И. Хлудову так и не довелось увидеть во всем великолепии все его детище — 7 июня 1885 года он скончался, и последующим строительством занимались уже его четыре дочери, вышедшие замуж за представителей известных купеческих фамилий Москвы (Прохоровы, Востряковы, Найденовы и Лукушины). В результате был возведен многофункциональный комплекс с гостиницей, доходным домом и рестораном, где можно было снять квартиру, отдохнуть, пообедать, посетить врача или заключить сделку, а также была окончена постройка жилого дома Хлудовых (Рождественка, д. 1). В строительстве принимали участие почти 1,5 тысячи человек, среди которых были инженеры, техники, художники, скульпторы и рабочие 32-х специальностей. Вскоре после открытия, сестры Хлудовы сдали бани в аренду торговому дому «Виноградов И.Н. и Кузнецов Ф.П.», так это являлось для семьи побочным бизнесом. Строительство бань окупилось владельцам лишь через 11 лет, зато после стало приносить солидный доход, достигавший в среднем 40 тысяч рублей в год.

Архитектор С.С. Эйбушитц и Л.А. Кекушев. Проект банных зданий был заказан известному архитектору Семёну Семёновичу Эйбушитцу. Для воплощения грандиозного «сказочного» замысла, он пригласил из Петербурга инженера-архитектора Льва Николаевича Кекушева, и они вместе создали проект шикарного банного бассейна.

Участие в строительстве этих бань было для будущего известного зодчего одним из первых реализованных проектов в Москве. Для отделки интерьера и создания витражей, Лев Николаевич привлек известного тогда в Москве художника-предпринимателя Августа Томашки, который как правило сам работы не выполнял, а привлекал для этого учеников художественных училищ или начинающих авторов.

Центрифуга для банных веников. Кекушев занимался также устройством технических и художественных новшеств. По его чертежам были сделаны уникальные очистные подземные сооружения с тройным отстойником, и никакого дурного запаха, кроме приятного, рядом с банями никогда не было. Кекушев соорудил в этих банях нечто, доселе невиданное — огромную центрифугу для банных веников! К концу рабочего дня во дворе бань вырастала гора мокрых веников, которые можно было использовать только один раз и которые после этого подлежали уничтожению. Инженер Кекушев вместе с Эйбушитцом придумали центрифугу, которая быстро выжимала из веников воду, после чего их сжигали в главном котле. Кекушев также создал машину для колки дров, работающую при помощи пара, и эта установка проработала в первозданном виде до 1931 года, потом на нее поставили электромотор и она в таком виде колола дрова аж до 1953 года, пока главный котел не заменили газовым.

Лев Николаевич Кекушев

Первый общественный лифт Москвы. В начале 1893 года в западном (левом) здании Центральных бань немецкая фирма «Сименс и Гальске» установила первый электрический общественный лифт в Москве, который обслуживал посетителей номерных бань на третьем этаже. Лев Кекушев понимал возможные перебои с электричеством и, чтобы люди не застряли в лифте, усовершенствовал лифтовую систему так, что кабина продолжала поднимать пассажиров даже при полном отключении электричества. В фирме-изготовителе об этом узнали только через 20 лет, в 1913 году, во время капитального ремонта бань. Тогда из Германии специально приехали инженеры-конструкторы, чтобы своими глазами видеть это изобретение. За это новаторство, в 1914 году фирма «Сименс и Гальске» выдала Льву Кекушеву солидную премию, после чего в банях стали говорить: «За немецкую блоху, кою Лева подковал». Правда при этом Кекушев уступил им патент на изобретение, и немецкая фирма сразу применила свое право в США, где устанавливала лифты в высотных зданиях.

Банный лифт проработал до лета 1918 года, а затем был демонтирован. Примерно за неделю до демонтажа лифта в соседнем доме № 3 на Театральном проезде (бывший Торговый дом Хлудова) проходило собрание московских водопроводчиков, которое решил посетить В.И. Ленин, живший тогда в рядом расположенной гостинице «Националь». Говорят, что после своего неудачного выступления на собрании, Ленин на этом лифте поднялся в банный номер на третьем этаже и вероятно хорошо там попарился. А через неделю этот лифт, проработавший 25 лет, и всю лифтовую технику демонтировали и увезли в неизвестном направлении, под конвоем латышских стрелков. Впоследствии, в Центральных банях стали говорить, что Ленин забрал этот лифт для своего бункера в Московском Кремле. Через полгода после этих событий исчез и сам устроитель лифта Лев Николаевич Кекушев…

Открытие банного комплекса. 28 апреля (10 мая) 1893 года было решено торжественно отпраздновать открытие банно-гостинично-торгового комплекса. Сестры Хлудовы решили устроить сразу четыре банкета в банях. Первый банкет-завтрак состоялся в 9 часов утра на втором этаже правого здания. На него пригласили всех строителей и даже рабочих заводов, которые делали кирпич для здания. По окончании банкета всем выдали именные конверты с денежной премией. Второй банкет состоялся в 12 часов дня. На него были приглашены священнослужители всех соседних храмов, мужских и женских монастырей. По окончании банкета состоялся всеобщий молебен, после чего присутствующим выдали по отрезу ткани высокого качества: священникам — белого, а монахам и монашенкам — черного цвета. Третий банкет был самым главным, он начался в 3 часа дня на втором этаже западного (левого) корпуса бань, в Высшем разряде мужского отделения. Столы накрывали шесть лучших рестораторов Москвы, за каждым гостем был закреплен свой официант. На этот банкет были приглашены важные государственные деятели, купцы первой гильдии, банкиры и иностранцы. При этом чиновников отделили от купцов, накрыли отдельные залы. Первых посадили в Турецком зале, который специально для банкета обставили дорогой мебелью. Для музыкального сопровождения пригласили три оркестра и цыганский ансамбль. Музыканты играли до окончания всех банкетов, поэтому ночевать им пришлось в банях.

Ровно в 15.30 к баням подъехал генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович Романов, и в сопровождении свиты сразу прошел в Турецкий зал. Правда, генерал-губернатор пробыл на банкете всего 10 минут! Четвертый банкет был устроен в восточном (правом) здании для самих Хлудовых и начался в семь часов вечера. Туда пришли и те, кто не догулял на третьем банкете. Всеобщее веселье закончилось лишь поздно ночью.

Знаменитые конкуренты. Среди приглашенных на открытие была и владелица Сандунов Вера Ивановна Фирсанова с мужем, Алексеем Николаевичем Гонецким. Но когда она увидела там своего ненавистного первого мужа, банкира Воронина, то спешно покинула банкет. Оставшись один, господин Гонецкий вместе с соседом по столу, художником Августом Томашки, принялся усердно дегустировать спиртное. Мужчины быстро опьянели и их пришлось отнести в женское отделение высшего разряда, где они проспали всю ночь на кожаных диванах. Утром госпожа Фирсанова прислала за мужем пролетку и двух здоровых мужиков, которые живо вытащили его на улицу, встряхнули и увезли к жене.

Вера Ивановна Фирсанова

Через пару лет после открытия Центральных бань, Фирсанова и Ганецкий начали грандиозную перестройку своих Сандуновских бань, при этом они пользовались теми же подрядчиками и рабочими. После открытия обновленных Сандунов, у каждого появились свои почитатели и завсегдатаи. Были и такие, которые мылись «на два фронта». Старожилы бань долго вспоминали одного профессора, который со дня открытия лет тридцать парился поочередно в Высших разрядах этих двух бань для разнообразия. По традиции, артисты балета Большого театра ходили в основном в Центральные бани, а вокалисты предпочитали Сандуновские. Федор Иванович Шаляпин парился только в Сандунах и только в санитарные дни, а его жена-балерина Иола Торнаги посещала с коллегами Центральные бани. Дореволюционная банная жизнь. Центральные бани обслуживало 250 человек. Помимо основных работников, в Высшем мужском отделении по вечерам регулярно играл оркестр из пяти внештатных музыкантов. В штате числился телефонист, а также биотехник в белом халате, который каждые три часа брал из бассейна пробу воды для биохимического анализа, и дежурный курьер увозил их в специальную лабораторию Москвы. Более всего богатые московские купцы любили посещать бани семьями и поэтому шли в отдельные номера. Часто, номерные бани использовались для заключения многомилионных сделок. Старослужащие рассказывали, что возле номеров можно было увидеть ожидающего в кресле нотариуса с книгой. Был даже случай, когда нотариус дежурил в бане пять суток подряд. Все это время он со своими помощниками находился в соседнем номере, ждал и, по всей вероятности, тоже отдыхал.

При банях было специальное детское отделение, с игрушками и банщицей, которая закреплялась за каждым ребенком. В интерьерах красовались уникальные художественные росписи, сверкали витражи и позолота, блестело красное дерево. Цены на посещение начинались от 5 копеек в «простонародных банях» и доходили до 10 рублей за отдельный трехкомнатный номер. В фешенебельном женском отделении за 30 копеек комнаты отдыха были разделены на уютные отсеки с помощью высоких резных спинок диванов, а в отсеках стояли туалетные столики и зеркала. Здесь мылись богатые промышленники, первогильдейские купцы, банкиры, великие артисты и выдающиеся личности России. Любили посещать эти бани Л.Н. Толстой и А.П. Чехов.

Революционное лихолетье и пропавшие сокровища. В санитарный день, в сентябре 1917 года, в женском отделении Высшего разряда состоялось собрание семейства Хлудовых, всего человек сорок. По окончании собрания, хозяйка Александра Герасимовна Найденова, которая к тому времени скупила все наследственные доли сестер, вызвала трех самых надежных работников. Об этом вспоминал один из них, Иван Аксенов, который в 1918 году стал комиссаром национализированных бань. В присутствии секретаря и священника-старообрядца Александра Герасимовна сообщила об опасности в стране и предложила забрать из банка заказанные еще в 1914 году золотые и серебряные тазы и спрятать до лучших времен в надежном месте. Затем она оформила доверенности, подписала квитанции и дала каждому из трех работников по конверту с деньгами на карманные расходы. Батюшка прочел молитву, и все разошлись. Больше Найденову в Центральных банях никто не видел. Согласно банковской квитанции, три золотых таза с барельефами и сорок серебряных тазов были получены, а потом по свидетельству участников спрятаны на дне старого колодца, в 180 метрах от Боровицких ворот Кремля. Колодец засыпали и тщательно выровняли землю. В 1918 году, получив сведения из банка, сотрудники ВЧК стали интересоваться этими ценностями, несколько дней они осматривали всю территорию, простукивали стены и вскрывали полы в нескольких местах. Но так ничего не нашли. А может и нашли, но нам об этом ничего не известно…

Александра Герасимовна Найдёнова (Хлудова)

После революции. Хлудовым пришлось уехать во Францию. В бывшей лифтовой пристройке соорудили сначала склад, а потом тот самый Иван Афанасьев, бывший служащий и один из первых комиссаров Центральных бань, устроил там трехкомнатную квартиру с официальным номером 26. Две комнаты заняла его семья, а в третьей обосновался заместитель, Леонид Афиногенов. В здании бывшего доходного дома при банях, в 1924-1925 годах работал Московский коммунальный музей, предшественник Музея Москвы. В 1926 году бани решили назвать именем Дзержинского, но сами же чекисты сочли это не лучшей идеей. В 1927 году им грозило переименование в «Имени 10-летия Октября», но вывеску над входом вскоре сняли. В 1930-х годах бани хотели назвать «Имени Я.М. Свердлова», потом «Московские бани имени Жданова», но они благополучно остались Центральными.

В первые месяцы советской власти в Высшем разряде постоянно бывал генерал Брусилов. Когда он входил, то все вставали и отдавали честь — и белые, и красные, и даже московские купцы. Банные номера любили посещать великие люди, руководители страны, партийные деятели и представители интернационала. В 1934–1935 годах в баню по спецкарточкам приходили мыться тысячи рядовых строителей московского метро.

Война. В самом начале войны при банях был организован пункт раздачи лекарств для больных сахарным диабетом, сначала для военных, а потом и гражданских лиц. Препараты привозили в коробках из картона, который потом шёл зимой на утепление солдат. После войны работники бань помогали утепляться картоном немецким военнопленным, которые под конвоем мылись в правом (восточном) здании мужского отделения.

Знаменитые посетители. Очень любила посещать эти бани тогдашний министр культуры Екатерина Алексеевна Фурцева. В течение многих лет она всегда приходила с какой-нибудь актрисой, которая и расплачивалась за номер. Кассирша не помнила такого случая, чтобы Фурцева сама оплатила свое посещение. Когда в СССР приехал коллега Фурцевой, министр культуры Франции и знаменитый писатель Морис Дрюон, то он также отправился в Центральные бани. Его тогда сопровождал и парился вместе с ним известный актер Ростислав Плятт. Часто, прямо в домашних тапочках, приходила сюда Рина Зеленая, которая жила неподалеку в одном из номеров гостиницы «Европа». Нередко она мылась со своей подругой, Фаиной Раневской, при этом платили они за посещение номера по очереди.

Постоянным посетителем номерных бань был артист Михаил Румянцев – знаменитый клоун Карандаш. Однажды в 1950 году Карандаш вернулся с гастролей и обнаружил, что потерял ключи от квартиры. Тогда он решил в ожидании семьи помыться в номере бани. Дело в том, что неизменным его спутником была собака Клякса, а с собаками можно было только в номера. Но они оказались все закрыты на ремонт. Тогда он пошел в общее отделение Высшего разряда. Это был единственный случай посещения бани с собакой и купание ее в бассейне. Жалоб от посетителей не было, потому что это было счастьем помыться с великим клоуном и его собакой!

Бассейн

Банный крах. Бани продолжали «мыть» многочисленных посетителей до начала 1990-х годов, и спустя пару лет из-за экономических трудностей они закрылись и были брошены на произвол судьбы. В 1993 году в здании бань произошел сильный пожар, который уничтожил многие интерьеры и повредил фасады. В 2000-е годы левое здание немного перестроили, но сохранилась шикарная мраморная лестница, выполненная по проекту Льва Кекушева, почти в первозданном виде дошли до наших дней некоторые помещения мужского отделения «за 50 копеек» — уникальные интерьеры холла с ажурными медными светильниками, классический зал с камином, где ранее была банная раздевалка, комната в мавританском стиле и круглый бассейн, окруженный «писающими мальчиками» и античными статуями. Сейчас в этих помещениях принимает гостей ресторан «Серебряный век».

Каминный зал

Вы можете посетить эти бывшие роскошные Центральные бани, если придете в ресторан «Серебряный век». или на нашу полную экскурсию по этим бывшим баням «Серебряный век в роскошных банных залах«. Можно даже сравнить эти бани с легендарными Сандунами, которые продолжают свою банную деятельность на нашей необычной экскурсии «По руслу реки Неглинки в Сандуновские бани»!

Автор публикации – Наталья Леонова
Дата публикации – 19 апреля 2017 года