Говорят, что настоящих коренных москвичей можно поискать на окраинах Москвы, в бывших подмосковных деревнях и селах, которые превратились в похожие как близнецы спальные московские районы. Вот и район Бирюлёво, разделённый железной дорогой на две части, наверняка имеет таких старожилов и их потомков.

Трудно себе представить, но там, где сейчас стоят многоподъездные и многоэтажные типовые жилые дома, буквально 120 лет назад шумели леса и летала многочисленная мошкара над болотами. Сейчас о прежней лесной славе этого места напоминает Бирюлёвский лесопарк с дендрарием. Это крупнейший московский парк, который был намечен ещё на карте генерала Шуберта 1832 года и усаженный редкими деревьями и кустарниками в 1938 году  инженером-дендрологом Полозовым. В нём и сейчас можно встретить белок или зайцев и услышать певчего дрозда с иволгой.

Бирюлевский дендропарк

На рубеже века 19 и 20-го в Бирюлёво от города Павелеца пришла железная дорога, и первая станция в этих местах появилась на месте платформы Бирюлёво-Пассажирская. Называлась станция Загорье по ближайшему к этому местечку селению. Рядом со станцией как грибы стали расти многочисленные дачи, куда уезжали москвичи на лето из пыльной Москвы в лесное Бирюлёво.

первые служащие станции бирюлёво

Когда дорогу продолжили дальше до Москвы к Павелецкому (тогда Саратовскому вокзалу), то станцию переименовали в Бирюлёво по имени села, которое располагалось в районе улицы Кировоградской. Владели этим Бирюлевым в разное время секунд-майор Петр Алексеевич Татищев, поручик Александр Алексеевич Плещеев, княгиня Аграфена Степановна Оболенская и последним владельцем усадьбы был инженер-капитан Иван Александрович Ромейко. Сельцо Бирюлево и село Покровское были первой от Москвы почтовой ямской станцией.

В отношении происхождения самого названия существует много версий. Однако, все они есть только догадки и предположения. Некоторые исследователи переводят это слово с татарского языка буквально как «одна дорога» и подтверждают свою версию тем, что во времена монголо-татарского ига в этих местах, посреди дремучего леса, шла единственная дорога-просека. Другие считают, что название происходит от протекавшей по этим местам речки Бирюсы (Бирюсинки). И сейчас в районе работает кинотеатр под названием «Бирюсинка». А некоторые считают владельцем села князя по фамилии Бирюлёв.

В 1903 году при станции было открыто железнодорожное училище, к которому в 1911 году пристроили храм, а уже через год освятили его в честь  Александра Невского. При церкви образовали школу для детей железнодорожников на 200 человек, а рядом со станцией в 1917 году образовалось обширное кладбище.

двухклассное училище детей железнодорожников

К этому году в Бирюлёво разросся рабочий посёлок. Станция было сортировочная, соединяла две дороги – Московско-Курскую и Павелецкую, рядом со станцией находился большой кирпичный завод инженера Верховского, были мастерские и депо с паровозным зданием на семь единиц.

Удивительна судьба этой маленькой церкви на протяжении вот уже 100 лет. В 1924-м она подверглась участи своих «сестёр» — в мае её закрыли и снесли. А уже в июне, благодаря ходатайству местных верующих и патриарха Тихона, Моссовет разрешил постройку новой церкви на территории кладбища. В декабре новенькую деревянную церковь освятили в честь Николая Чудотворца. Так и стоял храм, принимал верующих, отпевал усопших, всю войну пережил, а в 1956 году сгорел как свечка, но на следующий год силами прихожан был отстроен заново. Когда мои бабушка и дедушка в начале 1970-х после многочисленных комнат в коммуналках переехали сюда в отдельную квартиру на улице Медынской, с их балкона я часто смотрела на эту загадочную церковь в небольшом лесу, закрытую от посторонних глаз длинными рядами новых домов. А дом этот под № 3, говорят, построили на территории бывшего кладбища и назвали в народе Шанхаем по многочисленным подъездам и количеству жителей. Помню, как гуляли мы в скверике возле церкви и бабушка мне одну оставшуюся могилу показывала. Сейчас ничто уже о кладбище не напоминает. А церковь эта и вправду волшебная какая-то – маленькая, резная, деревянная и как видим несокрушимая. Её закрывали – она открывалась вновь, горела – восстанавливали, а в 2008 году её и вовсе чудом не взорвали. Вечером 30 ноября прямо во время службы прихожанка храма, Анна Васильевна Михалкина увидела, что из полиэтиленового пакета идет дым и вырывается пламя. Пытаясь затушить огонь, она начала заливать пакет из бака со святой водой. В это время и произошел взрыв. И если бы не действия Анны Васильевны, получившей осколочные ранения, то пострадало бы много людей. Вот такая удивительная церковь!

Но вернемся в начало 20 века. В поселке помимо церкви, училища и мастерских, находилась чайная лавка и местный кабак Золотова. Станция работает по пассажирскому расписанию и главным образом в дачный сезон. В зимнее время сюда приезжают компании на воскресные пикники. В 1911 году было продано более 32 тысяч билетов всех классов в основном на Москву и отправлено около 20 тонн грузов, в основном топливо и лесоматериал. Как раз в это время, чтобы не смешивать пассажиров-дачников и грузоперевозки, решили сделать две станции Бирюлево – товарную (для сборки составов и погрузо-разгрузочных работ) и пассажирскую (для выхода и входа пассажиров). По-видимому, это было сделано для того, чтобы не выгружать дачников в одном и том же месте с торфом и кирпичом. Железная дорога «кормилица и бич» Бирюлева – она делит его пополам на разные части. Лет 30 назад рядом со станцией через реверсивный проезд под железной дорогой можно было на машине попасть в другую часть района. Теперь только через Третье транспортное или через МКАД. Платформа для пассажиров «Бирюлёво-Товарная» была построена только в 1936 году, потому что вокруг уже в полную силу жил рабочий посёлок и москвичи массово перебирались сюда в более просторные дома из бараков города.

До сих пор в левой от железной дороги части Бирюлёво есть улица Элеваторная. Она напоминает о крупном довоенном зерновом элеваторе — основным поставщиком Москвы. Ровно через месяц после начала войны в ночь на 22 июля 1941 года в первый  массированный налет гитлеровской авиации несколько бомб попали в элеватор и он загорелся. Наши пытались потушить пожар, а фашистские летчики, ясно видевшие как ориентир огромный пламенный столб, продолжали подбрасывать бомбы. Элеватор горел несколько дней. Всего было сожжено столько зерна, сколько хватило бы всей Москве на все четыре года войны. Полусгоревшее зерно рабочие успели выбросить в ближайший овраг. Хлеб из него испечь было уже нельзя, но кашу сварить можно. И местные жители всю зиму  вывозили на санках зерно в мешках. Попорченного зерна в овраге было так много, что в нем как в шахтах, рыли пещеры, отыскивая пригодную к употреблению пшеницу. Именно после этой бомбежки для всех москвичей сократили норму пайка хлеба на человека.

район Бирюлёво 1960-е годы

Только в 1960 году Бирюлёво вошло в состав Москвы. Его разделили по железной дороге на Восточное и Западное, начали активно застраивать и превращать его в «спальный» район. Больше всего квартир в этом районе получили тысячи работников Завода имени Лихачева и работники железнодорожного транспорта. Получили отдельные квартиры, но лишились собственных домов и участков местные жители Бирюлева и окрестных деревень. Многие переехали сюда из старых центральных московских районов и до сих пор чувствуют себя как в ссылке. Тогда всем говорили, что скоро в Бирюлево будет метро, но его здесь как не было, так и не будет. Правда, появились планы о строительстве скоростной автодороги вдоль железнодорожных путей.

В Бирюлёво до сих пор находится крупная промышленная зона Москвы – тут и ТЭЦ, и строительный завод, предприятия легкой и пищевой промышленности, опытный завод сухих смесей, колбасный завод, современный мусоросжигающий завод, автотранспортные предприятия, овощная база, Торговый комплекс «Покровский» и один из самых больших в Москве пивоваренных заводов «EFES Pilsner».

новая жизнь

Но люди привыкли жить в своём Бирюлево. Вот как мои бабушка с дедушкой. Дедуля 20 с лишним лет пока не ушёл с работы, вставал рано утром, и каждый день на электричке ездил на работу на Проспект Мира. А сестру с братом отвозили в Бирюлево на выходные, словно на деревню к бабушке. Подъезды длинного дома Шанхая сейчас сказочно и ярко разрисовали, в подъездах чисто, соседи приветствуют друг друга, а главная по подъезду женщина Вера развела на лестничных площадках целый «ботанический сад». Так что, быть может, правду говорят – вот где затаились коренные москвичи???

 Автор статьи — Наталья Леонова